8.7 C
Киев
Пятница, 27 мая, 2022

Последние Новости

Гуманитарку доставляют под обстрелами, а в ответ — иногда слезы, а иногда — маты: история харьковских волонтеров

Волонтер Максим Иванов и его команда

Харьковские волонтеры, несмотря на обстрелы, добираются в самые опасные района города, однако некоторые горожане воспринимают их как «супермаркет гуманитарки»

Подъем в 06:00, загрузка машин гуманитаркой, около 20 выездов по всему Харькову под звуки взрывов и сирен, звонки и прием заявок на помощь, отбой в 22:00. Так проходит обычный день харьковского волонтера Максима Иванова — сотрудника пресс-службы ФК «Металлист», а теперь сооснователя волонтерской организации «Допомога Харків». Помимо него в команде семь волонтеров, задействованных на постоянной основе, а также много помощников и единомышленников. На второй неделе вторжения рф в Украину ребята самоорганизовались и с тех пор занимаются адресными доставками. О том, как волонтеры работают в войну в Харькове, Максим Иванов рассказал «Телеграфу».

С первых дней полномасштабной войны российские войска обстреливают Харьков, отогнать оккупантов от города удалось лишь в последнюю неделю. За время войны как минимум треть харьковчан выехала из мегаполиса, но тысячи людей продолжают жить под обстрелами. Еда, медикаменты, перевозки – со всем этим людям помогают волонтеры. Местные считают их героями, ведь те довозят гуманитарную помощь в самые опасные районы города, рискуя собственной жизнью.

Проверенные новости о войне и не только ищите в нашем Telegram

Как рассказывает Максим, первый день войны он встретил дома, в Харькове, в 05:05.

«Сразу после первого взрыва, который мы услышали, проснулись с невестой и поняли – «началось». Первые два часа — абсолютная паника. Я до последнего не верил, что возможно полномасштабное вторжение. Пару часов прострации, когда тебя просто трясет. Затем начали собирать «тревожный чемоданчик», — вспоминает харьковчанин.

Спустя некоторое время возлюбленная Максима выехала из города в более безопасное место, а сам мужчина решил защищать Харьков – на волонтерском фронте. Когда прошла первая волна паники, Максим и его друзья объединились в волонтерскую бригаду. Две машины им предоставили бесплатно, при условии, что авто будут приносить пользу. Инициатива нашла отклик: неравнодушные с разных городов (а иногда и стран) поддерживают волонтеров материально. Все средства идут на закупки еды, лекарств и покрывают траты на топливо. Отчеты о расходах бригада публикует на своей странице в Instagram. Счет тем, кому помогла команда, уже идет не на сотни, а на тысячи. Пожилые люди, мамы с маленькими детьми, люди с инвалидностью – основные категории, на которых ориентируется волонтерская бригада Максима.

Обстрел и теория вероятности

Быть волонтером в мирное время – одно дело. В условиях боевых действий такая деятельность становится опасной для жизни. Однажды команда отправилась в Дергачи, город рядом с Харьковом. Нужно было отвезти лекарство пожилой женщине.

«На трассе по пути с нами не ехало ни одно авто, зато навстречу — у каждой второй машины разбиты лобовые. Подъезжаем на блокпост: «Мы — в Дергачи». В ответ: «Ну, удачи. Прилеты — постоянно». Смотрим карту: до места назначения нужно проехать через весь город. Стремно очень. В таких случаях нашим союзником становится теория вероятности. Снаряд, условно, падает в среднем 1-2 раза в минуту. Площадь города очень большая. Какова вероятность, что именно в эти 4 метра, где мы проезжаем, именно в эти минуты упадет снаряд? Маленькая. Поэтому – двигаемся вперед», — рассказывает Максим.

Одной из самых опасных, по словам Максима, была поездка на Северную Салтовку – пожалуй, наиболее пострадавший от обстрелов российскими захватчиками район Харькова.

«Одна семья попросила вывезти оттуда важные вещи. Приехали, вроде бы, все нормально. Приезжаем на улицу Леся Сердюка, и в этот момент начинается обстрелы. Снаряды падали буквально во дворе. Мы быстро ныряем в подъезд. Пережили несколько неприятных минут», — описывает случай Максим.

После этого выезда, спустя месяц войны, волонтеры решили приобрести защитную экипировку. Теперь доставляют гуманитарку в бронежилетах и касках.

«Пришло осознание, что мы тоже на передовой своего рода. Примерно с той же вероятностью мы под угрозой, как и экипированные ребята, которые стоят по городу на блокпостах. Мы все время на открытом пространстве, нужно хоть как-то себя обезопасить. Правда, если рядом с машиной упадет — не спасет ничего», — заявляет волонтер.

Волонтеры занимаются адресной доставкой во все точки города Харькова. Иногда на блокпостах их не пропускают: очень опасно из-за продолжительных боевых действий.

«Как война начинается неожиданно, так и обстрелы начинаются внезапно. Тишина обычно напрягает. Однажды получили задачу эвакуировать машину из гаражного кооператива на Северной Салтовке. Ехали, все было спокойно. Проезжаем, а там горит несколько этажей дома, пылает заправка и супермаркет рядом. Едут пожарные, продолжаются обстрелы… Но мы уже на месте. Берем и выполняем задание до конца. Если знаем, что в месте, где должны быть, опасно – не поедем. Но если уже там, ищем все способы доставить обещанное», — рассказал волонтер.

Мнение о том, что волонтеры – бесстрашные, ошибочно, считает Максим. Он признается, что страх и тревога не покидают его никогда, тем более когда заезжает в самые опасные районы. Секрет в том, добавляет волонтер, чтобы не дать страху управлять тобой.

Счастливая случайность помогла волонтерам не попасть под обстрел. Скриншот

Бабушка, прожившая 38 дней в подвале, и брошенная хаски

Команде Максима приходится много общаться с харьковчанами, решившими не покидать родные дома. Кто-то из горожан буквально живет в укрытии, а некоторые при встрече с волонтерами не сдерживают слез. Многие ситуации впечатляют Максима до глубины души.

Так, один из случаев, который растрогал волонтера — выезд в район Жуковского.

«Бабушка 38 дней просидела в подвале. Ни разу оттуда не выходила и уже думала, никогда не выйдет. За это время у нее сильно ухудшилось состояние здоровья. Когда я привез лекарства, то она просто села и начала плакать… Слезы людей, их горе и истории постоянно пропускаю через себя», — делится волонтер.

Благодарные харьковчане могут растрогать волонтеров до слез

Также Максима тронула история одной пожилой пары. Волонтеров попросили помочь эвакуировать из Харькова бабушку и дедушку.

«Старенькие очень, с собачкой, дед все время ворчал, мол, зачем ему на старости лет покидать родной город. Мы довезли их до вокзала, провели, заняли очередь на поезд, попрощались, они плакали. В итоге нам вечером звонят и сообщают: бабушка с дедушкой вернулись домой в самый последний момент, когда уже подошел поезд. Позже узнали, что дедушка на почве какой-то болезни перестал ходить, отказали ноги. Наверное, такая судьба у человека — остаться в родном городе до конца», — рассказал харьковчанин.

Иногда приходится помогать и животным, которые, как и люди, выражают огромную благодарность за поддержку.

«Очень растрогал случай с собакой. Хозяева просто выбросили на улицу хаски. Другие люди ее нашли, но поскольку себе оставить не смогли, обратились к нам, попросив найти новый дом. Мы думали, будет сложно. Сейчас люди о себе не могут позаботиться, кто еще животное в такое время приютит? Очень много брошенных. Эта хаски – чудо-девочка, сразу подружилась с нами. Кажется, собака чувствовала в этот момент, что мы должны ее спасти, и максимально добродушно себя вела. Покорила всех. Один из парней забрал ее на ночь домой, и собака привязалась к его девушке. Так мы и нашли семью для хаски по кличке Джесси», — рассказал историю волонтер.

Мат вместо спасибо

Максим признает, что на волонтеров харьковчане часто смотрят, как на героев. И чем опаснее район, по его наблюдениям, тем более благодарны люди: «Там, где реально люди под обстрелами, в подвалах, что не привези — всему будут рады, и поблагодарят за то, что к ним вообще приехали».

Но случаются и неприятные ситуации. Как-то женщина возмутилась, что ее соседке «какие-то волонтеры привозили курицу», а ей – нет (хотя волонтеры из «Допомога Харків» всегда кладут в пакет помощи что-то мясное, будь то тушенка или консервы). А однажды девушка обвинила волонтеров в «медленной работе». Когда ребята под обстрелами добрались до ее подъезда и позвонили, выяснилось, что женщина уже выехала из города. Кто-то и вовсе вместо благодарности за помощь обрушивает на волонтеров возмущения и нецензурную брань, если что-то из заявленного списка не было доставлено.

После подобного у волонтеров опускаются руки.

«Война. У самого настроение паршивое, а тебя еще и добивают некоторые реакции людей. Просто хочешь в такие моменты домой, избавиться от машины и ничего больше не делать. Мы, к сожалению, не «супермаркет гуманитарки», где ходишь, выбираешь, что сегодня поесть. Мы просто самоорганизовались, наша помощь дополнительная к той, которую предоставляет город и государство официально», — отмечает Максим.

Более того, самые требовательные харьковчане, по словам волонтера, жители относительно безопасных районов города. Но к счастью, подобные «персонажи» — подавляющее меньшинство.

Волонтер призывает заказывать только самое нужное. Скриншот

Часто заказывают адресную доставку продуктов люди, которых сложно отнести к наиболее нуждающимся в помощи.

«Приезжаем на адрес и видим человека, который, на первый взгляд, сам мог что-то предпринять: купить или выстоять в очереди за государственной гуманитаркой на «Новой почте». Взрослые здоровые мужики, тети, вполне бодренькие и необременённые, судя по всему, младенцами», — перечисляет Максим.

По его мнению, эта проблема — бомба замедленного действия. Дело в том, что гуманитарную помощь бригада получает от международных доноров, к примеру, ООН, «Красного Креста», Еврокомиссии. Организации ждут подробной отчетности о том, кому именно вручили продукты или медикаменты.

«Мы сотрудничаем, в частности, со «Станцией Харьков». Там поясняют, что если отправлять международным донорам фото, где продукты получают молодые парень или девушка, то возникнут вопросы. Поскольку прежде всего в помощи нуждаются пожилые, люди с инвалидностью, многодетные семьи», — поясняет волонтер.

В связи с этим, организация Максима поменяла подход и теперь более тщательно отбирает заявки, подробнее опрашивает людей. Конечно, в ответ обрушивается много негатива.

«Можно ссылаться на то, что люди сидят без зарплат и жуткая безработица. Но я так скажу: тот, кто ищет — всегда найдет. Если наша организация готова помогать адресно самым уязвимым категориям, то есть те, кто раздают гуманитарку всем. Проблема заключается в том, что люди хотят сидеть дома, не предпринимать решительных действий, но при этом ожидают доставки еды под дверь. Некоторые слишком ленивы и пассивны. А все можно найти и не умереть от голода, просто проявив активность», — поделился наш собеседник.

Волонтеров много, но мало

Как рассказывает Максим, волонтерский фронт в Харькове держит огромное количество волонтёров и организаций. Но нуждающихся в помощи – еще больше.

«Если покататься по городу, то очень сильно бросаются в глаза машины с табличками «Волонтеры». Можно подумать, что их очень много. Однако чуть ли не каждая вторая бабушка жалуется, что неделями ждет гуманитарку и делает заявки в 4-5 организаций. Харьков, видимо, настолько огромен, и так много людей осталось, что даже огромное количество волонтеров не охватывает весь город», — отмечает волонтер.

По его словам, есть проблема в координации между волонтерами. Так, один человек может получить помощь от трех организаций, а другой — ни от одной. Максим считает, что не хватает единой системы.

«Может быть, нужно создать какое-то приложение, в котором волонтеры могли бы зарегистрироваться и отслеживать проблемные места и семьи, которые долгое время ожидают помощь», — предлагает наш собеседник.

Что самое сложное в жизни волонтера

По слова Максима, самое сложное в волонтерском деле – рутина: «Каждый день один и тот же. Сложно понимать, что ты хочешь заниматься чем-то другим, развивать карьеру, но зажат в рамки войны, которая неизвестно когда закончится».

Но в целом, по его словам, трудности в жизни волонтера мало отличаются от тех, какие происходят у всех украинцев во время войны.

«Самое сложное — жить в состоянии войны. И дело не в страхе погибнуть, лишиться дома. Общий фон — серый, монотонный. Вроде бы весна, лето близко, но этого никто не замечает», — отмечает волонтер.

Максим часто слышит «спасибо». Но чувствует не меньшую благодарность к людям. По его словам, волонтеры, помогая другим, спасают и самих себя.

«Жить без какой-то цели сейчас — лучше сразу перестать. А у нас получается сохранить активность, мы выполняем определенную функцию, тем самым помогая нашей армии. Ведь когда наши защитники воюют на передовой, то должны быть уверенны, что в тылу все хорошо. Это единая цепочка, поэтому мы чувствуем себя частью большой украинской армии. Так что скорее я должен поблагодарить всех людей за возможность делать то, что мы делаем. Без финансовой поддержки всех, кто нам помогает, ничего бы уже не было. Важно, чтобы сейчас каждый делал то, что может делать хорошо», — подытожил Максим.

Помочь волонтерской бригаде «Допомога Харків» можно по таким реквизитам:

5375414116057943 (Монобанк/Євген Рибалкін)

Напомним, одним из самых пострадавших районов Харькова стала Салтовка. Корреспондент «Телеграфа» побывал там и пообщался с харьковчанами, которые с начала вторжения остаются жить в своих домах.

Ранее «Телеграф» рассказывал, как волонтер в Харькове прикрыл своим телом пострадавшую, когда в это время продолжался обстрел. Видео с героем стало вирусным, а сам он признается, что нарушил протокол безопасности.

Latest Posts

ТОП НОВОСТИ

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

БУДЬТЕ В КУРСЕ ВСЕХ ПОСЛЕДНИХ НОВОСТЕЙ, ПРЕДЛОЖЕНИЙ И СПЕЦИАЛЬНЫХ ОБЪЯВЛЕНИЙ.