8.7 C
Киев
Пятница, 20 мая, 2022

Последние Новости

«Повторяли «нацистов развели», «мы же братья»: журналист рассказал о жизни в Бердянске под оккупантами

В Бердянске местные жители выходили на митинги против рф

Перед вторжением военных рф город остался без военных и полицейских, отмечает журналист

После того, как о реалиях жизни в оккупированном Бердянске рассказали местные жители подробностями жизни во временно захваченном россиянами городе поделился и местный журналист. По его словам, зазомбированные оккупанты все еще пытаются убедить и бердянцев в том, что «мы же братья».

Историей о том, как протекает жизнь в оккупированном городе он поделился с НСЖУ.

Надежный источник новостей о войне – подпишись на наш Telegram

Сергей Старушко был одним из 50 работников радио «Новости Бердянск», газеты «Бердянские ведомости» и местного телеканала «Молоде ТВ», которых российские кафиры взяли в заложники в начале марта нынешнего года.

Сергей Старушко

«Россияне дважды нанесли удар по части противовоздушной обороны. Мы начали общаться в чате с коллегами, пытались проехать к месту взрывов. Но дождь размыл дорогу и не удалось проскочить. Потом узнали, что пострадали: один военный погиб, много раненых. Через неделю умерла от полученных ранений еще одна пострадавшая девушка», – рассказывает он в интервью.

Журналисты работали в обычном режиме: когда дистанционно, когда выходили на работу в редакцию. Почти весь личный состав военно-морской базы, Нацгвардии и пограничного отряда уехали из города, и перед вторжением рф город остался без военных и полицейских.

На этот раз война коснулась непосредственно жителей Бердянска. В 2014 году большинство из них думали, что в их город оккупанты не дойдут, хотя все читали тревожные новости. Строились блокпосты, в городе появилось много военных. На фронт отправлялись добровольцы, непосредственно в Бердянске формировался тогда еще батальон «Азов». Но у людей была уверенность, что до них война не дойдет.

«Многие люди тогда бежали из Донетчины, из Мариуполя, и в нашем городе было много беженцев. Теперь, когда вторглась огромная армада, понимаешь, что вторжение было неотвратимым», – рассказывает журналист.

«В город они еще не заходили, но мы видели на видео, которое присылали из окрестных селений, как постоянно они шли, шли, шли и днем, и ночью. Вокруг города было много россиян», – рассказывает он.

Журналистов склоняли к сотрудничеству

Но восьмого марта все изменилось. Оккупанты захватили здание медиахолдинга «ПРО100».

«Мы как раз собрались поздравить девушек, закупили для них конфеты, цветы. Но было предчувствие, что рано или поздно это произойдет, что они придут к нам. Но почему-то расслабились и потеряли бдительность. Большинство коллектива было в редакции. Как только прошло утреннее собрание с приветствием сотрудниц, распределили редакционные задания. Коллеги собирались домой работать дистанционно. Но кто-то взглянул в окно и заметил во дворе много военных, которые начинали окружать редакцию», – говорит Сергей.

Его и коллеги продержали в заложниках весь день. С коллективом общались эфесбешники, обычно хорошо разбирающиеся в психологии человека, а потому педалировали патриотические чувства и эмоции.

«Они постоянно повторяли нам свои пропагандистские мантры о том, что «мы русские», «мы же братья, пришли вас от нацизма освобождать», «нацистов развели», «мы мирных не трогаем», «мы же с вами родились в одной стране «, «вы же крещеные»… Короче, они так искусно все говорили, что иногда хотелось с ними согласиться. Понимаете, когда говорят люди с оружием, то чувствуешь себя и мыслишь немного иначе», – признается медийщик.

В 15.30 его отвели другим коллегам. Была заключительная речь, и журналистов пригласили к сотрудничеству: мол, будем вам деньги платить и еду давать, с голоду не умрете. Кафиры сказали, что дают им время на обдумывание, потому что понимают, что ситуация стрессовая. А послезавтра коллектив должен был приходить на работу.

«Конечно, никто не согласился, – подчеркивает Сергей. – На следующий день мы собрались в гуманитарном центре, организованном украинскими властями. Написали заявления об увольнении, кто по возможности сразу уехал из Бердянска. Некоторые журналисты переселились из своих квартир в другие дома. Я, например, перебрался к другу, чтобы не находиться по адресу прописки».

По его словам, кафиры имели все адреса и телефоны не только журналистов, но и их ближайших родственников: родителей, братьев, сестер. Поэтому нужно было скрываться. Журналисту пришлось изменить внешность и сбрить бороду.

Сегодня Сергей Старушко и его семья находятся в безопасности. Он продолжает заниматься журналистской деятельностью, сумел вернуть телеграмм-канал и страницы издания в инстаграмме и фейсбуке. Как только обжились на новом месте, начал информировать жителей о том, что происходит в Бердянске.

Ранее на условиях анонимности местная жительница рассказала «Телеграфу», как живется Херсону под гнетом оккупации.

Latest Posts

ТОП НОВОСТИ

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

БУДЬТЕ В КУРСЕ ВСЕХ ПОСЛЕДНИХ НОВОСТЕЙ, ПРЕДЛОЖЕНИЙ И СПЕЦИАЛЬНЫХ ОБЪЯВЛЕНИЙ.